• 01/07/2022
  • 08:58

«Любая слеза ребенка – трагедия, прав Достоевский. Но проявление жалости не должно сказываться на процессе обучения». Экс-игрок «Зенита» Лепехин о работе тренером

Константин Лепехин высказался о работе детским тренером. 

Владислав Радимов признавался, что ему больше нравится учить играть в футбол, чем играть. Вам что по душе?

– И играть, и объяснять люблю одинаково, хотя в целом кого-то чему-то учить по жизни – занятие сложное и неблагодарное.

Хватает ли знаний и методической подготовки? Думаю, да. Объясняю нюансы простыми, немудреными словами. Да детям и не нужны заумные научные формулировки.

– Чему бы поучились?

– Терпению и смирению. Прежде всего в силу того, что у детей разная координация, пластика, мышление.

Одному покажешь, как ставить опорную ногу – и он уже через минуту начнет правильно выполнять упражнение, в девяти из десяти случаев нанесет удар, что называется, по учебнику. А есть дети, которым и год спустя это не удается.

– Как в таком случае вы реагируете?

– Каюсь, порой теряю самообладание – ну как еще можно объяснить? В раннем детском возрасте никто не требует раскидывать мячи по «девяткам», а вот освоить азы в 7-8 лет – уже половина дела.

– В педагоге есть два проверенных временем принципа – метод кнута и пряника. Вам какой ближе?

– Стараюсь чередовать, стремлюсь быть жестче, но у меня к детям особое отношение.

– Какое же?

– Мне всех детей жалко.

– Вот как?

– Да! Считаю это своим большим минусом, поскольку проявление жалости не должно сказываться на процессе обучения.  

– И это говорит человек, который в бытность футболистом никого не жалел.  

– Ну, соперники же не дети (улыбается) Футболист сам отвечает за принимаемые решения.

А мальчишки… Каждый пришел ко мне с разными возможностями и задачами, с разной установкой в семьях, поэтому и не могу в равной степени требовать от них то, что, по большому счету, обязан делать.

– Анатолий Федорович Бышовец, утверждал, что тренер должен не только объяснить, но и уметь показать. Поддерживаете своего бывшего наставника?

– Да. Анатолий Федорович тренер старой формации, но, знаю, и сейчас в некоторых академиях от тренера требуют хорошего владения мячом. В академии «Краснодара», например, тренеру давали мяч и просили жонглировать, чтобы Галицкий лично убедился: «Этот может работать».

Возможно, это и перебор, но детский наставник точно должен уметь продемонстрировать ключевые элементы. Визуальное восприятие ребенка развито больше аудиального, детям можно час объяснять, как бить с подъема, оттягивая носочек, но это им это о чем говорит. А вот когда показываешь, начинают улавливать смысл. Хотя некоторым и это тяжело (улыбается).

– Что вы чувствуете, когда дети плачут?

– Любая слеза ребенка, чем бы она ни была вызвана, – трагедия. Прав Достоевский: «Счастье всего мира не стоит одной слезы на щеке невинного ребенка». И помочь, бывает, не знаешь, чем. Только утешишь, – сказал бывший игрок «Зенита».