• 27/09/2022
  • 17:28

Фиксировать офсайды в Суперкубке УЕФА помогут 12 камер и мяч с чипом. Но споры о «вне игры» не утихнут

В футболе новый термин — SAOT. Рассказываем, что это такое.

Матч на Суперкубок УЕФА в Хельсинки станет первым, в котором будет официально применена технология полуавтоматического определения офсайда (SAOT). Это уже третья по счету технологическая новинка, которую ФИФА выкатывает со строгой периодичностью в четыре года, начиная с 2014-го.

Каждые четыре года — новый футбольный «гаджет»

Тогда была представлена автоматическая система контроля взятия ворот (GLT). Четыре года спустя после многочисленных тестов была внедрена система видеопомощника судьи (VAR). Каждая из технологий намеренно появлялась в год проведения очередного чемпионата мира. И вот в 2022-м, сначала в Хельсинки, а к концу года и в Катаре, заработает SAOT.

Хорошо видна эволюция разработок, которые ведутся под руководством Йоханнеса Хольцмюллера, директора по футбольным технологиям и инновациям ФИФА. Если первая система, GLT, имела четкий технический акцент, вторая, VAR, — предполагала внедрение в футбол новой профессии, то третья становится синтезом двух направлений. В SAOT человек, сидящий в VAR-центре, получает сигнал от машины, оценивает ситуацию и передает данные судье в поле.

Система именно потому и названа «полуавтоматической»: искусственный интеллект ФИФА научился определять, что футболист атакующей команды в момент паса располагается ближе защитника к воротам, но решение об остановке игры после анализа всех деталей все-таки принимают люди.

12 камер, 638 подвижных меток и мяч с чипом

Существующая технология выявления офсайдов с так называемыми «офсайдными линиями» работает неудовлетворительно. В ней на основе телевизионных стоп-кадров видеоарбитры вручную проставляют точки, по которым компьютерная программа прорисовывает прямые. Ракурсы часто не позволяют провести наглядные вертикальные проекции от частей тел футболистов к плоскости поля, а красные и синие линии, которые обозначают положение нападающего и защитника, слипаются на картинке и не позволяют быстро разобраться, что к чему.

SAOT работает по-другому. Она использует не трансляционные, а специальные камеры, которые монтируются по периметру стадиона под козырьком. Их 12. Каждому игроку на поле система присваивает по 29 координатных точек, и эти камеры непрерывно отслеживают положение всех этих 638 меток в трехмерном пространстве со скоростью 50 раз в секунду. А поскольку мяч, как известно, движется быстрее любого игрока, положение мяча система фиксирует в 10 раз чаще — 500 раз в секунду.

Фото: © FIFA

Для этого пришлось разработать особенный высокотехнологичный мяч. Эта новинка, Al Rihla, как обычно имеет самобытный внешний облик с узорами, навеянными традиционной катарской архитектурой. Но самое интересное спрятано у него внутри. Строго в центре сферы на специальных растяжках закреплено пластиковое ядро, в которое помещен инерциальный датчик (IMU) и элемент питания. Батареи таких мячей можно подзаряжать индукционным способом, то есть бесконтактной зарядкой. Датчик с частотой 500 Гц передает в систему данные о своем местоположении, и система совмещает их с данными от координатных точек на телах футболистов.

Если специалист в комнате видеосудей подтверждает офсайд, система рисует анимационную модель ситуации: фигуры игроков в нескольких ракурсах с цветовым акцентом на тех точках, которые пересекают уже даже не линию, но — плоскость офсайда. Эти «мультфильмы» будут транслироваться для понимания болельщикам на стадионных экранах и, само собой, войдут в телевизионную трансляцию. Разработчики утверждают, что по итогам 188 внутренних тестов время определения офсайдов в среднем сокращается с 70 до 20-25 секунд.

Фото: © FIFA

Система ловит офсайды при голах, но не при угловых

С одной стороны, прогресс технологий — неумолимый и, похоже, необратимый поток. И применение технологии SAOT укладывается в ту же логику, которая оправдывает уже восьмилетнюю GLT: автоматический контроль границ игры. В раннем случае система следит за тем, пересек или нет мяч линию, прочерченную на газоне. В последнем — нарушена ли «невидимая» граница, ведь офсайд — не что иное как разновидность разметочной линии поля, только плавающей, а не фиксированной. И в деле слежки за этими границами машины объяснимо вытесняют людей, потому что их сенсоры намного чувствительнее наших.

С другой стороны, остаются вопросы. Например, пока не разъяснено, как именно и в какой момент система присваивает координатные точки футболистам. Что будет, к примеру, если только что вышедший на замену игрок забьет первым же касанием, принимая мяч в положении, похожем на офсайдное? Успеет ли система «прописать» его внутри себя? Кроме того, заявлено, что SAOT будет работать в рамках протокола VAR, то есть в данном случае только в ситуациях, когда забит гол, назначается пенальти, или есть подозрение на красную карточку. За рамками системы остаются, к примеру, заработанные угловые. И если с сомнительного из-за офсайда углового забивается мяч, да еще и решающий, отменить его будет нельзя, и это оставит осадок подозрений в несправедливости.

Наконец, есть вопрос, как мы назовем новую технологию по-русски. VAR у нас превратился в ВАР, его не было нужды переиначивать, поскольку допустимо говорить «видеоассистент рефери». Но с «semi-automated offside technology» придется что-то делать. Можно будет оставить английскую аббревиатуру. Можно — изготовить ее полную кальку ПАОТ. А можно сократить ее до «ПАТ», что придаст в репортажах новое значение устойчивому сочетанию слов «ПАТовая ситуация». Или до ПОТ, чтобы голы в футболе продолжали добываться ПОТом и кровью.

Читайте также: