• 01/12/2021
  • 11:31

Экс-футболист «Зенита» Стариков: «Спаллетти вызвал на разговор и сказал: «Ты у меня никогда не будешь играть»

Американский футболист, экс-игрок «Зенита» Евгений Стариков рассказал о конфликте с Лучано Спаллетти.

— Когда в клуб пришел Спаллетти, он мне сразу прямо сказал: «Ты иностранец, поэтому пока не рассчитываю на тебя. Иди играть в аренду». Я спокойно ушел в «Томь» вместе с Канунниковым.

Предстоял матч «Томь» — «Зенит»: мы с Канунниковым в старте. Перед игрой журналисты спросили у Спаллетти: «Зачем вы разрешили им играть?» Он ответил: «Я хочу посмотреть на ребят. Они должны играть против лучших и доказать, что могут вернуться в «Зенит».

В общем, мы выиграли 2:1. Я забил первый гол и отдал голевую передачу. Да еще и эмоционально отпраздновал. После гола крутанул сальто, радовался с болельщиками и одноклубниками. Хочу попросить прощения за мое празднование — все-таки родной клуб был.

— Как на это отреагировали в «Зените»?

— Зимой возвращаюсь из отпуска, и тут звонок от Максима Митрофанова: «Мы тебя и Канунникова возвращаем. Едешь на сборы с «Зенитом».

— Что было на сборах?

— Все было отлично: я играл, забивал голы, чувствовал себя прекрасно, хорошо со всеми общался.

— Когда случилась развязка?

— В день закрытия трансферного окна. После тренировки Спаллетти вызвал меня на разговор с переводчиком и говорит: «Старый, молодец, хорошо выглядишь, все отлично!» Думаю, сейчас скажет, что начинается сезон — будь готов включиться. Но вдруг он говорит: «Ты помнишь ту игру «Зенита» с «Томью»? Я сначала потерялся — не знал, что ответить. Потом собрался: «Конечно, вы сами говорили мне, что надо играть против лучших команд. Доказывать, что достоин. Я и доказал, чего стою». Он ответил: «Да, отлично! Но из-за этого матча ты у меня никогда не будешь играть».

— Как отреагировали?

— Был как будто взрыв в сознании — бум! Я не знал, что делать. Потом пришел в себя, позвонил Митрофанову. Он сказал, что я никуда не уйду и останусь в «Зените». При этом меня даже не заявили за дубль. Я попросил: «Дайте хотя бы за молодежку сыграть». Но никто, разумеется, ничего не сделал.